:: Новости :: О нас :: Библиотека :: Фотогалерея :: Директория :: ФОРУМ ! ::
-=Назад=-


Алёшковские пески

 


-=Фотоотчёт смотрим тут=-
-=Пески глазами Ани (+заметки завхоза)=-
-=Пески глазами Оксаны (Уик-енд в пустыне)=-


"Движение песков за последнее время усилилось. Движутся они по
всевозможным направлениям и заносят собой не только ценные земли, но и
озера, берега притоков Днепра, заносят еще сохранившиеся остатки лесов
естественного происхождения и искусственно созданные плантации, разрушают
дороги, поглощают усадьбы и сильно угрожают даже целым селениям:
Кардашинке, Раденскому, Костогрызову. Большим Копаням и другим..."
"Лесной журнал", 1887 год

 

О песках: когда, как, и из-за чего?

 

*«Горизонт» бывал в песках несколько раз в течение 2006-2009 годов. Статья, написанная ниже, содержит в себе разнообразную информацию и описание района, уточнённые факты, и картографический материал.

В Украине есть очень много популярных туристических районов, в которых ежегодно бывают сотни тысяч туристов, и названия которых у всех на слуху. Алёшковские пески к таким местам не относятся. Если сказать более точно - то слышали о них многие, а бывали в них - единицы.

Алёшковские пески. Фотография пустыни. 11,4 Kb
Алёшковские пески...
Небо, песок, и редкие кустики травы.
Самое необычное в истории возникновения Алёшковских песков то, что природа не создавала их в том виде ,в котором они сейчас существуют. Некогда зелёные равнины, которые были покрыты лиственными лесами, и где трава на лугах была высотою по пояс, за какие-то сто лет были уничтожены человеком и превращены в пустынную, малопригодную для жизни местность…

Считается, что в течение многих тысяч лет устье Днепра находилось юго-восточнее его нынешнего местоположения, и именно Днепр своими водами «вырыл» Каркинитский залив, отделяющий Крым от материка. Смещение русла произошло в VI-III вв. до н. э. в следствие тектонических сдвигов, хотя некоторые исследователи считают, что не последнюю роль в этом перемещении сыграла сила Кориолиса. Ещё в работах Геродота упоминается зелёная, благодатная местность Гилея, которая, судя по всему, и превратилась в нынешние Алёшковские пески.

Само название песков происходит от старого (до 1925 года) названия Цюрупинска - Алёшки (Олешье), первые упоминания о нём относятся к 1080 году. Алёшки были важным славянским портовым городом в северном Причерноморье, именно через этот порт проходил торговый путь из Киева в Византию. А в 1711 году переселившиеся сюда казаки основали в низовьях Днепра Олёшковскую сечь.

В XIX веке, после отмены крепостного права, началась раздача земли крестьянам. Леса на приватных участках вырубались под пастбища, а пастбища вытаптывались животными. Ещё с XVIII века сюда были завезены овцы, и вскоре их было тут несметное количество. Вот тогда и произошло самое необратимое: пески были «освобождены» от скреплявшей их растительности, ветер сделал их подвижными, и к XX веку настоящие суховеи запросто могли занести песком какой-нибудь дом, или даже целый посёлок. Пески расширялись, в среднем, на 500 гектаров в год, захватывая всё новые территории…

Попытки «обуздать» растущую пустыню начались ещё в самом начале XX века, но постоянно что-то не ладилось: то приходили «белые», и вырубали лес; то крестьянам позволяли брать столько дров, сколько захотят; то «красные» велели сдавать дрова для общественных нужд… В общем, приблизительно в начале двадцатого века были уничтожены реликтовые дубовые леса, росшие вдоль Днепра. Некоторым деревьям было более чем по 300 лет. Говорят, что сейчас остались единичные дубы-великаны, но где они – никто не знает.

С приходом советской власти на окультуривание и залеснение пустыни стали выделяться достаточные средства. Был сформирован пустынный филиал УкрНИИЛХа (Украинского научно-исследовательского института лесагромелиорации), проблемой занялись несколько групп, руководимых учёными. В эти годы были разработаны методы высаживания деревьев в чистый песок, аналогов этим методам мир не знает.

Алёшковские пески. Дождь. 11,7 Kb
Капли дождя редко долетают до нагретого песка
Но не так легко и красиво всё происходило на самом деле: были годы, когда засухи убивали целые массивы, казалось бы, окрепших и укоренившихся деревьев; когда ползущие пески засыпали питомники с молодой рассадой; когда внезапно начавшийся пожар уничтожал результаты нескольких лет кропотливой работы.

И всё же пески были остановлены – для этого были созданы самые большие искусственные леса в мире – общая площадь насаждений превышает 100 тысяч гектаров.

90% всех лесов составляют различные сорта сосны. Оставшиеся 10% припадают на посадки белой акации и осокоря (чёрного тополя), а также лоха узколистного, берёзы, ивы, ольхи (тополя дрожащего), шелковицы, алычи, и некоторых других пород деревьев. Непростая задача лесоводов осложняется ещё и тем, что в засушливые годы за три летних месяца выпадает менее 20 см осадков: песок нагревается до 75оС и капли дождя просто не долетают до раскалённой поверхности.

В июле группа, проходившая пустыню, попала в грозу. Грохотал гром, сверкали молнии, над пустыней облака закручивались в воронки и становились свинцово-чёрными. На песке же осталось только несколько точек от упавших дождевых капель.

Алёшковские пески. Фото воронки из облаков. 12,5 Kb
Воронка из облаков.
В наши дни пески вновь выходят из-под контроля: за пятнадцать лет независимости Украины только в последние годы начались работы по восстановлению защитного лесного кольца. Опыт пяти десятков лет показал, что высаживать исключительно сосновые деревья малоэффективно – даже хорошо прижившийся лес не способен к самовоспроизводству. К тому же до достижения достаточного для использования размера больше половины(!) всех сосен списывались, как непригодные к использованию.

Если внимательно посмотреть на спутниковые снимки местности, то становится видно, что защитное кольцо леса разомкнулось на участке между Раденском и Пролетаркой. Жуткое ощущение возникло когда мы в 2006 году через этот разрыв покидали пустыню: песчаные барханы упираются прямо в перепаханное поле…

В советское время власти нашли применение этой безлюдной местности – пустыня стала военным полигоном. На этой песчаной арене проверялись новые виды вооружения, проводились совместные учения со странами-членами Варшавского договора. В Раденске до сих пор дислоцируется военная часть, ответственная за установку мишеней для отрабатывания бомбометаний. Старожилы говорят, что последние учения проходили в 2000-2001-х годах. После них мишени с полигона вывезли, да вот только до сих пор находятся охочие поискать цветные металлы в бескрайних кучугурах. Кроме обломков самолётов в песках сохранилось множество неразорвавшихся снарядов и бомб всех размеров и калибров - многие из них ещё со времён Великой Отечественной войны.

… Первая рота саперов, приглашенная лесоводами, с площадки меньше чем в тысячу
гектаров собрала и уничтожила девять с половиной тысяч, как говорится в
одном документе тех лет, "взрывоопасных предметов". Но глубокое рыхление
все равно было невозможно. Новая воинская часть обнаружила на этой же
площади еще четырнадцать тысяч мин и снарядов! Научно-исследовательская
станция до сего дня держит в штате сапера...

 

Алёшковские пески. Лес после пожара. 12,5 Kb
Лес после пожара.
недалеко от Раденска

Итог двух сотен лет истории таков: Алёшковские пески являются самым крупным песчаным массивом Европы. Общая площадь песков составляет 2100 км2, из них 1000 км2 покрыта самыми большими в мире искусственными лесами. Сама «пустыня» находится в 15 км к востоку от г. Цюрупинск, и представляет собой песчаную арену 15х20 км, окружённую защитным кольцом сосновых (с примесью осокоря и акации) лесов. Настоящей пустыней это место назвать нельзя – по температурному режиму и количеству осадков это, скорее, полупустыня. Барханов в Алёшковской полупустыне нет – есть «кучугуры» - это песчаные холмы высотой до 5-7 метров, с одной или с нескольких сторон поросшие редкой травой («закреплённые» барханы). Между холмами есть впадины, дно которых приближается к верхнему уровню грунтовых вод. На дне этих впадин растут берёзовые, осиновые и сосновые рощицы, иногда попадаются небольшие озёра (эти «украинские оазисы» местные жители называют «колки»). Кучугуры не постоянны – под действием ветра они медленно «ползут» по поверхности песчаной арены, меняя её ландшафт.

 

 


 

Варианты подъездов/отъездов:

 

Все поезда, идущие на Крым, проходят по ветке железной дороги, что проходит по краю пустыни. Но далеко не все останавливаются в таких маленьких станциях, как Цюрупинск, Раденск, Великие Копани, или Брилёвка. Поезд Одесса-Симферополь делает остановку в Брилёвке ночью, в 1:34. Из Брилёвки в 5:15 утра отходит электричка Вадим-Херсон, ей можно доехать до любой необходимой станции.

Из Херсона круглосуточно ходят автобусы в крымском направлении, часть из них идёт через Новую Каховку, часть – через Раденск – Великие Копани.

На автотрассе Е-97 достаточно оживлённое движение, и паре людей без особых проблем можно добраться в нужном направлении автостопом.



Карта Алёшковских песков:

Карта Алёшковских песков. Данные LandSat 7 Circa 2000. 212 Kb.
Условные обозначения:
Синяя нитка - маршрут июля 2006 года
Красная нитка - маршрут мая 2007 года
Круг с крестиком - одинокий тополь.

Желтая зона - пустыня
Синяя зона - зона "оазисов"
Красная зона - травянистая степь, болота.

 

Маршрут 2007 года:

 

12 мая, 2007. Стартовать решили из Великих Копаней. Я (Макс) добирался туда из Киева (автобус Херсон – Вел. Копани обошёлся в 10 грн.), а девчёнки… Девчёнкам просто повезло: поезд Одесса-Симферополь вместо того, чтоб остановится в Брилёвке, остановился в Копанях. В общем, машинист очень удачно ошибся;)

У каждого из нас в рюкзаке – 4 литра воды. На ж/д станции есть кран, можно набирать воду оттуда.

Стартовали в 9:00 утра. Прошли полкилометра по грунтовке вдоль леса в восточном направлении, и вскоре увидели широкую просеку, уходившую ровно на север, в сторону песков. Просека свежая – на полосе шириной в 200м и длиной километра в два начисто вырезан весь молодой сосновый лес…

Алёшковские пески. Пустыня. 16,1 Kb
Алёшковские пески
недалеко от Раденска
Идём вдоль просеки по сосновому лесу. Между стволами нет ни травы, ни кустов, ни молодых сосновых побегов. Вокруг только сосны, растущие прямо из песка, да небольшой слой иголок на его поверхности…

Изначально было задумано выйти на гору Крутая, поэтому покинув границу леса уходим на северо-восток, и решительно взбираемся на самый высокий холм. Ура! Команда скпп «Горизонт» в составе трёх человек совершила бескислородное восхождение на самую высокую точку Алёшковской песчаной арены – г. Крутая (28,5м)!

Пейзаж вокруг настолько необычен, что сознание отказывается верить в факт твоего пребывания в Украине, в стране, имя которой уже давно стало синонимом самых плодородных земель в Европе.

На сколько хватает глаза, вокруг простираются ярко-жёлтые песчаные холмы. На ярко жёлтом, горячем песке видны редкие кустики бледной, тонкой, желтоватой травы. На всё это сверху светит ярко-горячее жёлтое солнце, совсем не по майски обжигая кожу. В голове крутится «…письмецо в конверте погоди, не рви… Не везёт мне в смерти, - повезёт в любви!...»

На карте пустыни нарисовано несколько колодцев глубиной от 0,5 до 2 метров. Два из них – в урочище Вила. Берём азимут и идём в заданном направлении.

Вообще ориентированию на местности, подобной этой, нужно уделить особое внимание. Здесь нет сколь-нибудь заметных ориентиров – вокруг только однотипные холмы, которые в масштабе карты не отображаются, к тому же рельеф песчаных холмов способен измениться до неузнаваемости за какие-нибудь 5-10 лет. В общем, карта в таких районах теряет многие свои полезные качества, и превращается в «приблизительный план местности». Неплохо работает следующий способ: стоя на холме берём нужный нам азимут. Далее строго по линии азимута находим какой-нибудь особый, заметный объект (например, высокий холм с характерной вершиной) и идём к нему любым удобным путём. Выходим на эту точку, берём карту, компас, и вновь находим нужный азимут… Вот так, от холма до холма, можно с минимальной погрешностью выйти в необходимый район.

Алёшковские пески. Снаряд. 14,3 Kb
Из песка торчит стабилизатор от снаряда...
Первая часть маршрута проходит по самой пустынной, самой песчаной части Алёшковской арены. На карте эта зона обозначена жёлтым цветом. Тут барханы покрыты редкими, выгоревшими кустиками травы, деревьев немного. Изредка на песке встречаются следы разной мелкой живности, вроде жуков и ящериц. В той части пустыни, что ближе к Раденску, почти в каждой песчаной воронке можно найти осколки снарядов, гильзы, пули...

На пути к урочищу Вила видим хвостовой стабилизатор от какого-то снаряда, торчащий из песка.

"Достать, что-ли?" - думаю.

-Макс!!! Береги себя! Мы не хотим колоть тебе трамадол! - кричат хором девчонки, пока я раскапываю песок вокруг железяки.

Решаем не проверять, цел ли сам снаряд. Никто не знает, в каком состоянии его та, "подземная" часть.

 

Алёшковские пески. Лесной пожар. 7,38 Kb
На горизонте - столб дыма. Где-то горит лес.
На карте вдоль двух колодцев в урочище Вила идёт дорога. Судя по спутниковому снимку она пересекает пустыню с Юго-востока на Запад. Выходим на эту дорогу и пытаемся найти колодец. Позже мы узнаем, что большая часть колодцев, указанных на генштабовских картах, использовалась до конца 70-х годов. После этого за ними никто не присматривал, и, скорее всего, они разрушены. Нам не удалось найти ни одного из них.

-Смотрите, Макс, Аня, - на горизонте дым!

-Слушай, Ксюш, а мы костёр после завтрака затушили?

-Затушили!

-Точно? Ты уверена, там никакой дымок не подымался? Точно-точно?

-Макс, да нельзя так переживать! Это вредно для здоровья :) Мы же уже 5 часов идём, только дым появился. Да и по компасу посмотри - не совпадает...

-Действительно, - лес горит где-то в районе Раденска, а мы идём из Копаней. Ещё лесник этот утром... Встретился же, такой-эдакий!

За следующий час дым стал настолько сильным, что шутки про пожарных стали какими-то грустными. Мы уже успели продумать план действий на случай, если для нашего задержания вышлют подразделение ОМОНа, ну, или спецназа какого-нибудь. "Мы должны уметь за две минуты зарываться в землю" (Янка Дягилева). Наверное, о нас ;)


Алёшковские пески. Оазис. 14,6 Kb
Оазис.
В центре - озерце.

К обеду окружающая нас пустыня меняется: трава на барханах становится более густая, а в ямах между кучугурами появляются настоящие "оазисы" - озера, окружённые кольцом из тростника и деревьев. На карте зона "оазисов" обозначена синим цветом.

Мы всё так же движемся на Северо-северо-восток. Далее в планах - найти маленькое кладбище, обозначенное на генштабовской "километровке".

Столб дыма на горизонте слабеет, но за несколько часов на небе собралась целая туча – дым, похоже, притягивает к себе влагу, и создаёт облака! Теперь вокруг пустыни, сколько видит глаз, - ясное небо, а над нами – тучи =/.

-Слушай, Макс, а ведь индейские шаманы умели вызывать дождь. Помнишь, есть всякие ритуалы с костром и разными плясками да песнями! Похоже, не глупости всё это были…

Алёшковские пески. Степь. 9,87 Kb
Степь.
Бескрайняя и покрытая травой.
К вечеру выходим в настоящую степь – открытого песка нет, только густая трава вокруг (красная зона на карте). Холмы стали низкими, воронки – широкими. Часто встречаются берёзовые рощицы. В низинах – огромные поля изумрудно-зелёной травы, растущей из обугленной земли, - похоже, что сухая трава здесь сгорела ещё ранней весной.

Пытаемся привязаться к двум дорогам, пересекающим «пустыню» из Новой Маячки в Северо-западном направлении. Вместо дорог находим множество оставленных тракторами глубоких борозд, возможно – противопожарных. Нарыты они беспорядочно, понять, которые из них – бывшие дороги, - сложно.

Солнце заходит, и мы становимся на ночёвку возле группы деревьев, не дойдя до кладбища километра полтора.

У нас остаётся около 6 литров воды. 2,5л – на ужин, 2,5л – на завтрак, остаток – в дорогу на следующий день.

Утром на небе облачность. К кладбищу не идём, решаем двигать сразу в сторону водохранилища.

Ещё со вчерашнего вечера на горизонте виден одинокий тополь – единственная реально заметная точка привязки в этой местности. По пути удаётся выяснить его приблизительное местоположение – на карте обозначено окружностью с крестиком. Похоже, что тополь растёт недалеко (+/- 200 метров) от кладбища.

Чем ближе мы подходим к водохранилищу, тем более болотистой становится почва у нас под ногами. Теперь вокруг – заросли осоки высотой по колено, иногда под ногами чавкает вода.

Подходим к водохранилищу. Оказывается, по периметру оно окружено каналом шириной 5 метров, и глубиной 1,5 – 2 м, так что для того, чтоб увидеть озёра, нужно его каким-то образом пересечь. Пробую перейти канал, и полностью мокрый (хорошо, что додумался мобилку на берегу оставить;) вылезаю на противоположный берег. Выхожу на дамбу… В нос бьёт запах тухлой рыбы, и передо мной открывается жуткая картина: огромное пересохшее озеро, несколько километров длиной, с островками высохшего тростника; ближе к центру – пара грязных луж, и над всем этим кружат вороны…

-«Мусорный ветер, дым из трубы. Плач природы – смех сатаны…». Переплываю обратно к девчонкам, - «…Мёртвые рыбы в иссохшей реке, зловонный зной пустыни…» Бррр-ррр!

Идём по дороге вдоль канала на Северо-запад. Одинокий тополь всё также отлично видно.



Алёшковские пески. Озеро. 11,5 Kb
Не верится. Настоящее, прохладное озеро!.

Огибаем водохранилище, и через 300 метров находим проложенные через камыши брёвна, по которым переходим на другой берег канала. Слева – деревянная беседка. Подымаемся на дамбу, и перед нами открывается бескрайняя гладь озера, чистая и прохладно-голубая.

Дальше идём по дамбе на восток, и вскоре справа видим ещё одно пересохшее озеро. На дороге - расклёванная птицами голова то ли карпа, то ли толстолоба, вокруг полно обглоданных рыбьих скелетов.

Второй день идём на северо-восток под горячим, по-августовски горячим солнцем…

-Оксанка, ну ты и обгорела! Вся правая сторона ярко-розовая!

-Макс, ты на себя посмотри! Кто вчера без футболки ходил, а? :)

Возле главного здания, на берегу небольшого озерца, видим старичка. Он сидит с удочкой, сделанной из какой-то ветки, и то и дело вытаскивает из воды рыбу. У деда седые, белые волосы, стриженные «под горшок», тёмная, загоревшая кожа, и, окружённые морщинами, живые, серые глаза. Такое ощущение, что солнце бросило на него всю силу своих горячих, выжигающих лучей, а он, как ни в чём ни бывало, сидит здесь и, улыбаясь, щурится на нас, троих ребят с рюкзаками.

-Добрый день!, - говорю, подходя к нему с картой и компасом в руке..

-Добрий, добрий…

-Скажите, как отсюда выйти к трассе?

-О, хлопцi, та ви не туда пошли! То вам надо будет вернуться немного, ото туда, к главному корпусу, а там – к воротам. А трасса тут рядом, как за ворота вийдете – побачите!.

-А-а, ясно, спасибо. А можно воды у Вас набрать? А то мы из Алёшковских песков идём, совсем воды не осталось.

-Да, можно, можно… А звiдки ви?

-Та мы с Одессы. Студенты. Вот, пришли посмотреть пустыню и найти водохранилище…

-Э, то не водохранилище. То рибный завод, найбiльш великий в Херсонськiй областi! – говорит эти слова дед с какой-то особой расстановкой, с гордостью.

-Завод? Тут разводят и продают рыбу?

-Э, нє… - улыбается, - То ми вирощуємо різну рибу, і випускаєм її обратно в Днєпр.

Тут поплавок тонет, дед подсекает, и вытягивает из воды небольшого окунька. Неспеша снимает его, кладёт в стоящее рядом с ним ведро, и забрасывает удочку обратно в воду. Спрашиваю о рыбе и как её тут растят.

-Ми тут і осетрових, і карпів, і білого амура маємо... Ото бачиш, маленькі озера? То для малька. А потім, в більших, вона росте, аж доки ми її разом з водою до Дніпра по трубі на випустимо! А ці окуні (вынимает из воды ещё одного) – то баластна риба, з дніпровською водою до нас потрапляє.

-А-а, понятно. Скажите, на военной карте рисуют, что есть кладбище, там, в пустыне. Мы его искали, но не нашли. Оно там есть?


Алёшковские пески. Рыбхоз. 14,7 Kb
Вход на территорию рыбного хозяйства.
Дед закуривает папиросу, и рассказывает, что до 20-х годов ХХ века в этих степях были хаты зажиточных крестьян (куркулів), и вот они-то то и хоронили здесь своих родственников. Говорит, что подобных маленьких кладбищ по несколько могил тут было два, или даже три. Но суховеи закопали, засыпали их песком. И что сейчас, возможно, их и не найдёшь. Тогда же он рассказывает о колодцах – их использовали для того, чтоб поить скот, позже – для полива молодых посадок. В том, что колодцы сохранились, выражает сомнение.

-Мы вчера в песках снаряд нашли… Откуда они тут?

-О, - говорит, - тут військові навчання раніше проводилися. Гупало так, шо скло з вікон вилітало... Вояки їздили, попереджували, але все одно бомби близько до хат падали. А років з сім тому повивозили вони всі мішені з полігона, - кажуть, там якийсь дорогий метал був. Повні грузовики самольотів взорваних вивозили... Та все одно, на полігоні повно бомб цілих лежить. Небезпечно там, ой, небезпечно...

Дед проводит нас в насосную станцию, чтоб набрать воды. Внутри – несколько огромных, новых блестящих насосов, целая куча труб и датчиков. Всё это страшно гудит, двигает стрелками и мигает индикаторами. Завораживает.

Идём по территории между корпусов.

-У вас тут так красиво, всё подметено, цветов столько, - говорит Оксана.

-Та, як начальство требує, то все робимо...

По пути к воротам дед улыбается девчонкам, желает нам счастливого пути и машет в сторону трассы.

Через пески проложена новая трасса. Она проходит в километре севернее рыбзавода, огибает открытую часть песков, проходя через сосновые леса, и затем, пересекая ж/д полотно севернее Пролетарки, выходит на трассу Е-97.

Пересекаем трассу и решаем прогуляться через сосновые леса, срезав один из изгибов дороги. Сосновый лес нагрет солнцем, и в воздухе стоит тёрпкий запах сосновой смолы. Даже в лесу невыносимо жарко – тень от сосен слабая, лучи всё равно до нас достают :)

Перед выходом на трассу приводим себя в порядок – мы решили ехать автостопом, поэтому лишнюю пыль с лица приходится стереть.

Стоп на трассе вялый. Только через пол часа нас троих забирает мужчина с дочерью. Выясняется, что они едут в Херсон (какая удача!), и мы напрашиваемся с ними до развилки на Николаев. Но, не доезжая пару километров до моста через Днепр, машина закипает. Воды у водителя нет, и мы отдаём всю оставшуюся нашу питьевую воду для заливки в радиатор. Выясняется что радиатор течёт, и мы с трудом пересекаем Днепр. На первой развязке нас высаживают :)

Ещё одной машиной доезжаем до трассы на Николаев. Вечереет, половина восьмого вечера. Останавливаем водителя, и он соглашается подкинуть нас до Николаевского автовокзала. После - два с половиной часа и двадцать три гривны с человека – и мы в Одессе.

Поход успешно завершён!

 


 

Белое солнце Алешковских песков.

-=Вверх=-

Автор: Дмитренко Аня

 

Когда я собиралась в пустыню, люди, не имеющие отношения к туризму, активно интересовались, на что же там смотреть. А я важно им объясняла, что места такие необычные, ведь единственная пустыня в Европе, такая достопримечательность! И мне нравится говорить «пустыня»; Алешковские пески, - поточнее, но пусть так будет обозначено на карте. Мы же ходили - в пустыню.

Конечно, там есть на что посмотреть и что прочувствовать. Интересно было бы побывать там снежной зимой, - представляю себе кучугуры в снегу… А вот знойным летом… это да, это самое то, только летом и можно реально прочувствовать этот раскаленный песок, звенящую тишину и легкую сюрреалистичность этого места, где временами полностью отсутствует зеленый цвет.

Что же такое необычное в этих песках? Мне понравились оазисы из березок и сосенок, – «какой красивый русский пейзаж!». В этих оазисах есть тень, но совсем нет ветра, а поэтому там еще жарче. В северной части пустыни мы видели воду в одном из таких оазисов, а пробираясь через камыши в одном из них, намочили ноги. Вот так – в пустыне у нас промокли ноги. Еще поражает животный мир – довольно скудный. Зато очень интересно читать следы на песке – как по книге, четко и ясно. Самое яркое впечатление, это когда возле рыбхоза мы видели зайца в пяти шагах от себя. Бедняга, он нас не сразу заметил. А лягушки там вообще непуганые. Прямо как в глубине буша, когда антилопы не убегают, увидев человека.

Еще в песках довольно необычное ориентирование. Там надо соревнования проводить. Идешь, идешь, а прошел совсем немножко и твой ориентир вдали все там и остается. А местами привязаться просто не к чему. Я боялась, что по песку идти будет очень тяжело, но это не так, просто идешь по песку. А по мокрому вообще нормально.

Местность вокруг самих песков тоже довольно интересная. Очень необычно выглядит сгоревший сосновый лес. Ужасно жутко. И нам было жутковато, когда вдали горел лес. Дым напоминал об испытаниях ядерной бомбы, он затянул все небо и даже собрал маленький дождик ночью.

Да, ходить в пески стоит, там интересно и необычно. В общем, сами все увидите.

 

Вода, еда и песок (заметки завхоза)

 

В условиях жаркого пустынного климата эти три составляющие неразделимы. Песок попадает в кулёчки с привалочным изюмом, или же сразу в рот, минуя кулечки. Хрустит так на зубах… Но он не попадает в бутылки с водой, это хорошо. Еще песок набивается везде и всюду… Но я ведь не об этом, о еде.

Все у нас было очень вкусно. Особенно майонез. :) Что интересно – майонез даже остался. Это означает, что никто не голодал. Вот и хорошо. А еще завхозу надо научиться варить гречневую кашу, - переводить продукты -нехорошо.

А если серьезно, то самое главное в пустыне – это вода. В самих песках ее нет . Мы взяли по четыре литра на человека, этого нам хватило на полтора дня. Набирали воду в Больших Копанях на станции. Вкус у нее странный немного, но потом привыкаешь. Лично мое мнение, что в жаркую погоду четыре литра (а то и больше) надо брать на один день, в таких условиях лишней воды не бывает.


 

Уик-енд в пустыне.

-=Вверх=-

Автор: Мордынская Оксана

 

В Украине есть много замечательных мест. Невообразимо красивых и уникальных. Удивительных и даже загадочных. И, пожалуй, одно из самых загадочных есть Алешковские пески. Такая большая пустыня в Украине единственная в Европе. Макс, Аня и я - все мы вместе решили преодолеть эту пустыню и, хотя наш двухдневный поход нельзя и назвать походом, но я считаю что тогда мы совершили настоящее путешествие. Путешествие к новым горизонтам нашего сознания.

Я открыла глаза и обнаружила над собою купол безмятежного голубого неба ...обрамленного ветвями сирени. И не смотря на мое состояние блаженной неги сей факт показался мне подозрительным. Обернувшись налево и обнаружив мирно спящую Аню, а себя - в спальнике, сознание мое ко мне вернулось. Вчера мы с Аней отправились из Одессы в Брылевку, после чего мы должны были вернуть немного назад на электричке в Большие Копани, где должны были встретится с Максом и отправится в пески. Но по оплошности машинистов, мы вышли не в Брылевке, а прямо в Копанях. Так с Аннушкой вдвоем в пол первого ночи мы оказались на совсем безлюдной станции, но зато там где нам и было нужно. После некоторых раздумий мы решили разложиться прямо возле станции и, ничего умнее более не придумав, решили поужинать. Ночь выдалась дивная и мы, лежа в спальниках, имели возможность созерцать наше бескрайнее звездное небо.

Проснувшись в пять утра и обнаружив оживленное движение на перроне, решили перейти в лес, - тот самый лес ,вернее кольца леса, окаймляющие пески, благодаря непосильным трудам и упорству многих, многих, многих...

По дороге мы встретили мужчину на Жигулях, доверху забитых капустой. Он интересовался кто мы и куда направляемся .Оказалось это был местный лесник, - он предупреждал нас не разводить костер, а если даже и разведем, что бы после тщательно затушили, и вообще вели себя очень и очень осторожно, поскольку лес очень пожароопасный. Мы прониклись его словами и вели себя действительно осторожно. Но нас удивило то с каким интересом лесник слушал о цели нашего похода. "Эх, был бы я помоложе, - говорил он - с вами бы пошел!"

До безумия хотелось чаю… и чуть позже уже наслаждались горячим чаем, в ожидании Макса. Вскоре появился наш руководитель, принес нам капусточки молоденькой, (чему мы были очень рады), и мы двинулись в путь.

Мы проходили лес, и все казалось нам немыслимым. Всюду песок, бесконечная череда чьих-то следов и сосны, которые росли прямо из песка. Мы вели беседы о том, как появилась пустыня и как с нею долго боролись, пытаясь засадить лесами ,что бы хоть как-то сузить, удержать границы коварных песков. Вздыхали о том ,что сейчас уже никто наверное не борется… но неожиданно увидели квадрат высаженного молодняка тополя, и поняли что не все еще потеряно. Вспомнился лесник, и ТО, С КАКОЙ ЗАБОТОЙ ОН ГОВОРИЛ ПРО ЛЕС. Наверное мир держится на таких людях. Люди, которые искренне любят свое дело, и, не смотря ни на что, всегда остаются ему верным.

А лес действительно оказался очень пожароопасным. Казалось, малейшая искра - и все вспыхнет. Чуть позже мы вышли на просеку. Широченная полоса, уходящая в горизонт, сожженных поваленных сосен. Что это было – пожар, или просто расчистка, - мы не поняли, поскольку наше внимание отвлекло необычное зрелище. Маленькое кладбище телевизоров. Кинескопы грудой валялись под деревьями. Кто-то очень сообразительный решил здесь устроить свалку. Фантазия наша разыгралась. Мы решили собрать пару-тройку кинескопов для фото. Получился почти центр управления, и мы даже сообразили клавиатуру. Я и Аня ведем наблюдение, Макс - на главном пульте управления.

Дальше решили двигаться по просеке и долго ли, коротко ли, - вышли мы к пескам.

Пески! Наконец мы пришли! Да, действительно, - под ногами песок, и вокруг почти ничего другого нет. Но мне все еще тогда не верилось, что это на самом деле настоящая пустыня.

Мы решили выйти на самую высокую точку песков - г.Крутая (около 28 метров!!!!) К Крутой шлось не так уже легко, как раньше, - солнышко нас уже далеко не ласкало, а потихоньку поджаривало, да еще очень непривычно было видеть вокруг себя НИЧЕГО, вернее, один только песок. Но когда мы поднялись - удивлению нашему не было предела. Пески! Пески! Пески! Позади осталась на горизонте ниточка лесов. А вокруг, глазу больно, серовато-желтая… море?... нет пустыня! Кругом только песок и клочки насквозь сухой травы. Кое-где из под ног прыгают желтоватые ящерицы. Вдалеке кое-где виднеются крошечные островки деревьев. На небе - ни облачка, и только слепящее солнце прикрепилось с краю. То было еще утро.

Мы решили пройти пустыню, и добраться к колодцам в урочище Вила. Мы взяли азимут и пошли в нужном направлении. Далее мы постоянно спорили, на что именно взяли азимут, поскольку, оказалось, как расстояния, так и песчаные барханы и островки деревьев постоянно вводили нас в заблуждение.

И вошли мы в этот необычный мир пустыни, и чем дальше мы шли, тем необычнее нам все казалось. Песок волнами разместился под ногами. Все меньше и меньше появлялось деревьев и травы, даже сухой. Но по песку шлось легко и приятно. И чем дальше мы шли, тем он казался нам ярче. Эти песочные барханы нас удивляли и завораживали. Я и Аня прыгали в песочные огромные ванны и не могли успокоиться. Чистейший солнечный песок, - теплый, ласковый, необычный. Приглядись, и увидишь в каждой зернинке его солнце, - светящееся, горячее.

Как-то мы подошли к огромнейших размеров воронке. И здесь мы с Аней точно обернулись в детство. Мы шутили: "Вот она большая песочница!" А песочница была действительно на славу. Отполированные ветром ее края переливались бликами от нежно зеленого переходя в голубой и бесцветно искрящийся, затем - еле уловимый желтый в почти оранжевый. Казалось, кусочек солнца откололся.

Да что вы, где мы? В Украине? Сознание нереальности сводило с ума. Мы прыгали, катались, строили песчаные замки и ручейки, озирались вокруг и видели только искрящий огненный песок, песочные холмы без конца и без края. Мы проходили одну воронку за другой и дивились абсолютной пустынности. Исчезли даже следы и ящерицы.

Мы отдыхали. Пили воду по настоянию Макса и поражались невообразимой тишине. Только легкий ветерок порою просвистывал. И ни одного более живого звука. Безжизненая, сухая, горячая пустыня! Охватывает чувство полного отрешения от мира и всего живого на Земле. Мы шли по горячему песку, и под ноги попадались только изредка пожелтевшая трава да трупики мелких насекомых. Но как-то мы увидели иссохшую лягушку. Бедняжка погибла от жажды, казалось, почти на ходу. Встречались изредка и подозрительные металлические штуковины – гильзы, и, возможно, осколки от снарядов. Я думаю, у Ани до сих пор хранится её трофей. Проходили мы и так называемые оазисы-маленькие рощицы, березовые и сосновые. Было желание спрятаться под тенью деревьев, но там оказалось настолько душно, что мы предпочитали их обходить.

Мы шли и шли, шли и шли. Казалось, - вот, еще совсем немного, но полуденное марево настолько размывало расстояния, что иногда, казалось, мы стоим на месте. Местность вокруг практически не менялась. Только появилось больше трав и все чаще встречались ящерицы. А когда однажды услышали жаворонка, удивлению нашему не было предела.

Добравшись, наконец, к урочищу Вила, ни одного колодца мы не обнаружили. Позже выяснилось, что их уже давно как нет, но тогда мы об этом только догадывались. Договорились еще пройти немного, и в следующей роще остановится пообедать.

Оказывается, вся наша сборная по пескам при ощущении голода начинает немного злится.

Мы замечательно пообедали, отдохнули, и двинулись в путь.

И тогда на горизонте мы увидели дым пожара. Горел лес. Ошарашено смотрели на клубы дыма там, где-то на другом конце пустыни, и не могли поверить своим глазам. От бессилия и злой досады опускались руки. Вернее ноги не подымались. Но надо было идти дальше. И мы шли, с тревогой вглядываясь в горизонт.

А вокруг все начало оживать. Под ногами стелились травы, все чаще встречались(в основном) березовые рощи и всякая мелочь - жучки, паучки, муравьи... Вскоре начали улавливать пение птиц, и совсем ошалели, когда увидели воду в одной из рощ и первые следы человека. Тогда пришло сознание ,что мы покидаем центральную часть пустыни. Эту непонятную, живущую своей жизнью, молчаливую и горячую пустыню.

Но мы двигались вперед. Необходимо было найти две дороги, по одной из которых невдалеке находилось кладбище. Вскоре мы нашли одну из них, и через время нам повстречалось еще много таких дорог. Мы не всегда понимали, где есть дорога, а где - пропаханные борозды. Борозды эти делили пустыню, или уже степь, на огромные участки. Макс высказал предположение, что это сделано с целью приостановить огонь в случае пожара. И нам иногда встречались по пути выжженные куски степи, обрамленные этими бороздами.

Кладбище в тот день мы не нашли. Но и не сильно печалились. Поскольку попали в настоящую степь. Многотравную, благоухающую, разноголосую. Но по настоящему нас удивили заросли ковыля. Ковыль и тут, и там колыхался волнами, переливаясь жемчужным светом.

На следующий день пробирались к водохранилищу. Обнаружили ров-речку, как оказалось, довольно глубокий. Макс перебрался на другую сторону и увидел водохранилище. Печальное зрелище - оно совсем высохло. Мы решили пройти его вдоль рва. Здесь и увидели дикий ирис. Ярко желтые головки цветка мирно красовались на фоне синей воды. А на воде тем временем буйно развивались брачные лягушачьи игры. Нам, правда, они буйными не показались. Толпище лягушек зависало на водной глади. Уж как мы их ни тревожили, но они упорно не желали отвлекаться от своего дела. Мы замечали много птиц. Здесь были и цапли, и аисты, пролетали журавли и еще много всяких маленьких, очень ярких, но мне не известных птичек. Но нашу встречу с зайцем мне не забыть. Упитанный, огромный, спокойный заяц мерными прыжками приближался, не замечая и не чувствуя нас. Остановился в 20 метрах, поводя длиннющими ушами, постоял немного, и, видимо, осознав, что происходит, умчался прочь.

Мы обходили заросли камыша и угодили прямо в болото. Шагать по болоту не просто, - никогда точно не знаешь, куда лучше свернуть и когда оно закончится. Вскоре мы вышли на водохранилище. Перед нами открылось огромное озеро. Оказалось, водохранилище разбито на части. Так мы и пошли по насыпной дороге между озерами сухими и полноводными, и вскоре вышли к насосной станции. Здесь мы узнали всю необходимую нам информацию: и о колодцах, и про кладбище, и про водохранилище, и еще как быстрее добраться к трассе ,откуда автостопом доберемся домой.

И когда мы воочию увидели трассу, мне стало немножечко жаль. Жаль, что не успела увидеть миражи, что приключения наши заканчиваются (хотя, как оказалось, они еще совсем не закончились), и того, что так и не успела познать тайну жизни этой маленькой, но настоящей пустыни. И хотя прошло сейчас достаточно времени, но мне до сих пор помнится это яркое, беспощадное солнце, искрящийся изумительный, но безжизненный песок, и это всепоглощающее молчание пустыни.

-=Вверх=-

 

 



-=Назад=-





2005-2011 © Max Romanchenko, inviZime.
скпп "Горизонт"  

Финансовая поддержка сайта: Активный отдых - проект "7 Дорог"

snabb leverans av kamagra viagra online generic viagra kaufen viagra patent pfizer köp cialis 20mg viagra hur länge